Как родительское «воспитание» мешает детям развиваться

Есть такое немодное «бабушкино» слово — баловство. С ним всё понятно: так говорят про развлечения, забавы, шалости, озорство. Но как часто мы шалость называем просто шалостью, а баловство — баловством, без каких-либо негативных коннотаций? Александр Савенков сетует, что эти слова не прижились в педагогике и в принципе практически ушли из языка. В современном мире, по его словам, всё окрашено в белый и чёрный, либо всё «нормально», либо — «опять хулиганит».

А баловство и шалости — которые находятся где-то посередине, в области полутонов— нужны.

«Понятию „шалость“ ни в каких научных текстах места не нашлось. Хотя думается, что было бы вполне логично рассматривать её как определенное поведенческое проявление личности, — рассуждает профессор Савенков. — Детская шалость есть не что иное как способ исследовать мир. Некритически нарушая запреты и нормы, ребёнок пытается определить границы дозволенного. Он (к возмущению мамы) уезжает на самокате дальше дозволенного, стремительно пробегает по центру лужи, разбрасывает игрушки. Он хулиганит — и боковым зрением наблюдает за реакцией: сильно нахулиганил или нет? Так он узнаёт мир и учится социальной коммуникации».

И понятно, что здесь всё зависит от различий восприятия: то, что для большинства родителей — нарушение запрета и «озорство», для ребёнка — просто любопытство.

По мнению Савенкова, «разговор про детское баловство — это всегда разговор про развитие креативности, самостоятельного мышления и тех самых мягких навыков, о которых сейчас так много говорят. Чтобы человек научился самостоятельно принимать решения, его нужно водить либо на длинном поводке, либо вообще без поводка. Держать его на коротком поводке категорически нельзя».

Любопытство проявляют все: щенки, котята, дети

Ребёнок балуется и хулиганит просто потому, что так ему предназначено природой. Это так называемая поисковая активность, которая начинает проявляться уже в возрасте 4−6 месяцев и достигает своего максимума в дошкольном возрасте.

«Все поведенческие реакции людей и животных можно объединить в две большие группы: автоматизированное реагирование и поисковая активность, — объясняет Александр Савенков. — Природой нам дарованы безусловные рефлексы, в течение жизни у нас вырабатываются условные рефлексы это и есть основа автоматизированного реагирования. Эти рефлексы, привычки необходимы для экономии умственной энергии: сталкиваясь со стандартной, типичной ситуацией, живой организм справляется с ней, не включая мозг, не нагружая интеллект. Но в жизни любого живого существа возникает и множество непредвиденных, нестандартных, проблемных ситуаций, и для их разрешения природой нам дарован механизм поисковой активности. Именно благодаря ей организм находит новые решения и обогащает свой жизненный репертуар, формирует новые поведенческие стратегии, позволяющие организму и виду в целом выжить, подстраиваясь под меняющиеся условия.

Особенно ярко исследовательский рефлекс проявляются у малышей. Причём наблюдается это не только у человека: все мы знаем, как любопытны котята, щенки — они везде «суют свой нос». Так они, непрерывно исследуя окружающий мир, изучают среду, встраиваются в неё. И чем выше уровень психической организации живого существа, тем более высокого уровня может достичь его любопытство, но только у людей любопытство, поисковая активность может эволюционировать в познавательную потребность".

И ещё одно интересное наблюдение, которое сделали многочисленные исследователи: мальчишки балуются больше, причём не важно, идёт ли речь о самцах шимпанзе, щенках или людях. Это их важнейшая биологическая программа — познавать мир через поисковую деятельность, и именно у мальчишек баловство очень часто сопряжено с агрессивным поведением и быстро выходит на уровень хулиганства. Но это уже другой разговор.

Ребёнок обязан заниматься «ерундой»

Нормальный ребёнок должен постоянно изучать мир, бегать, прыгать, пробовать что-то на вкус, трогать, нюхать, баловаться. Если он не балуется — это должно насторожить родителей.

«Безусловно, есть одарённые дети, которые уже в дошкольном возрасте могут подолгу сосредотачиваться на чём-то одном, собирать пазл, долго слушать книжку, — говорит профессор Савенков. — Но при этом ребёнок просто обязан постоянно быть активным, независимо от темперамента, заложенного природой. И если у ребёнка есть много свободы, а он сидит и ничего не делает — это ненормально».

Поисковая активность необходима для развития креативности. Но есть один существенный момент, на который также обращает внимание наш спикер: «Важно развивать не только креативность, но и умение доводить любой продукт своей деятельности до конца, формировать тот самый перфекционизм, который тоже очень нужен по жизни. А чтобы его развить — нужны внешние ограничители».

И снова родители оказываются на распутье: если внешних ограничений нет — у ребёнка развивается креативность и самостоятельность, а если они есть — то формируются перфекционизм и стремление к эффективности. Задача — аккуратно пройти по этой тонкой грани между тем и этим. Другими словами, рисуешь на обоях — так попробуй сделать это добросовестно. А завтра уже попробуем ковёр выстригать.

Он может врать и манипулировать

Не всякие проявления поисковой активности одинаково полезны. Нередко баловство становится самой настоящей манипуляцией.

Как отделить одно от другого? По словам Александра Савенкова, хулиганство напоказ — это уже манипуляция. Когда ребёнок балуется, чтобы добиться своего любым способом, — это манипуляция. Когда ему скучно и он знает: стоит что-нибудь натворить — и на него обратят долгожданное внимание.

И снова родители сталкиваются с дилеммой. С одной стороны, манипуляция — то есть умение управлять людьми — навык чрезвычайно полезный. Это, можно сказать, тот самый социальный интеллект, без которого не обойтись во взрослой жизни. А с другой стороны, манипуляция — это всё-таки манипуляция, почти шантаж.

«Здесь очень тонкая грань между одним и другим, — говорит Савенков. — Поощрять склонность к манипуляции, безусловно, не следует. Но ребёнок должен учиться общаться с людьми — в том числе пройдя вот такой этап манипулирования. Научить его выстраивать нормальные отношения с обществом — это, конечно, огромная работа для родителей».

Ещё одним проявлением поисковой активности (или баловства — называйте как хотите) оказывается детская ложь. И здесь родителям, по мнению профессора, стоит учитывать один немаловажный момент: «В сознании ребёнка мир реальный и мир придуманный, фантазийный далеко не всегда четко дифференцированы. Ребёнок одновременно живёт в мире реальности и вымышленном пространстве игр и фантазий, созданных его воображением. Поэтому детская ложь обычно безобидна и непреднамеренна. Борясь с детской ложью и другими вариантами детского баловства, взрослым постоянно следует помнить, что необдуманное противодействие бескорыстному детскому исследовательскому поиску и фантазированию может крайне негативно сказаться на развитии когнитивной и психосоциальной сфер детской личности».

Как реагировать, если ребёнок опять что-то натворил

Пожалуй, это главный вопрос, который приходится решать: если «необдуманное противодействие» не годится — то что делать? Как реагировать на баловство и «исследовательское непослушание»? Александр Савенков выделяет три подхода.

1. Карательный. За любую, даже самую невинную шалость ребёнка наказывают, жёстко пресекают всякую непродуктивную деятельность. Его останавливают, предупреждают любое озорство. По мнению Савенкова, такой метод реагирования на детскую активность тормозит психическое развитие ребёнка и формирование креативного мышления.

2. Избирательный, или амбивалентный. Вариант, когда что-то можно, а что-то нельзя. Каждая семья в индивидуальном порядке определяет границы дозволенного. Например, можно бегать по лужам — но нельзя лазать по деревьям. Можно кататься на велосипеде — но нельзя гулять в соседнем дворе. Именно этот метод, по мнению профессора Савенкова, — максимально подходящий для ребёнка. Он позволяет определить границы безопасности, границы допустимого. При этом избирательный подход создает все условия не только для проверки самостоятельности, но и для развития у ребёнка таких важных навыков, как умение принимать решения и, что ещё важнее, способность брать на себя ответственность за последствия этих решений.

3. Попустительский. Подход можно охарактеризовать фразой: «Ну хулиганит и хулиганит, ребёнок же». Это тот случай, когда детское баловство (даже когда оно переходит все границы дозволенного) остаётся вне поля зрения родителей. А это уже — вопрос безопасности ребёнка.

«То, что мы называем баловством, шалостями, требует деликатного отношения со стороны взрослых и в умелых руках может работать как очень результативный инструмент воспитания, — резюмирует Савенков. — Образовательные функции поисковой активности многогранны, она требует от ребёнка не только повышенных когнитивных ресурсов, но и немалых энергетических затрат. Поддерживать шалости, может, и не стоит, но важно запомнить, что активность такого рода — неотъемлемая и очень важная поведенческая особенность ребёнка. Без неё и когнитивное, и социальное развитие будут заметно осложнены. Единого, пригодного для всех случаев жизни варианта реагирования на детское баловство не существует. В каком-то случае его следует пресечь, а в другом — демонстрируя отсутствие поддержки, сделать вид, что ничего страшного не происходит».

Читать материал в источнике


Персоны



МГПУ вновь стал лучшим среди педагогических вузов страны


27 января, 2023 г.


НИУ ВШЭ представил первые результаты мониторинга качества приема на бюджетные и платные места российских вузов в 2022 году. Московский городской вновь стал лучшим среди педагогических и вошёл в двадцатку сильнейших вузов страны

Ко Дню полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады


27 января, 2023 г.


Обзор МЭШ. Тематическая подборка материалов