Почему у ребенка не нужно забирать спорные книги

Отрицательные отзывы о детской книге и даже ее попадание в список запрещенных еще не означает, что издание нужно забирать у ребенка, считает эксперт по литературе для юных читателей, заведующая лабораторией социокультурных образовательных практик Московского городского педагогического университет (МГПУ) Екатерина Асонова. В колонке для «Газеты.Ru» эксперт объяснила, почему в детской литературе обязательно должны получать освещение темы, которые вызывают споры и разногласия в обществе. И почему странно отказываться от обсуждения сложных и опасных тем (в том числе с помощью книги), которые интересуют ребенка.

Почему некоторые книги для детей попадают в список запрещенных

Так как детская и подростковая литература оказывается, во-первых, массовой — ее понятность и доступность определяют достаточно широкую аудиторию, а во-вторых, является частью образовательного контента для подрастающего поколения и ей частенько достается от родителей и не только от них.
Например, перед советской властью остро стоял вопрос, как правильно растить советского человека, так что власть в лице Надежды Крупской боролась со сказками, в том числе и с произведениями Чуковского. До этого с повестями Лидии Чарской и «пинкертонами» в литературе боролся сам Корней Чуковский.

(Надежда Крупская — главный идеолог советского образования и коммунистического воспитания молодежи, супруга В.И. Ленина. Именно она начала кампанию против «идеологически вредной и застарелой» литературы в советских библиотеках. В 1928 году в газете «Правда» была опубликована статья Крупской «О „Крокодиле“ Чуковского», где автор критиковала сказку за антисоветские тенденции — прим. ред.).

Появление мегапопулярного «Гарри Поттера» и всего привлекательного магического пугало родителей некоторых штатов в Америке. Это в определенном смысле естественный процесс недоверия к чему-то, что противоречит твоим устоям и поэтому кажется опасным в коммуникации с детьми. Какой-то особой беды в таких выступлениях я не вижу. Ну, решили родители одной школы, что книги про Гарри Поттера не должны быть в школьной библиотеке, и что? Ну, написал Корней Чуковский про свои опасения, а ему можно ответить, что они беспочвенны.

Страшнее, когда против книг выступают чиновники, когда возбуждаются уголовные дела.
Недавно сборник рассказов Ольги Колпаковой «Полынная елка» вызвал нешуточный скандал в Свердловской области и Екатеринбурге, а потом и во всем детско-литературном и библиотечном сообществе. «Полынная елка» — сборник рассказов о депортированных немцах. В центре книги — история жизни семьи: бабушки, мамы и трех дочерей, которые оказываются далеко от собственного дома без всего, к чему они так привыкли, это история о том, как они выживают. Перед читателем разворачивается жизнь семьи как ее может увидеть и показать ребенок: маленькая девочка понимает, как не терять в себе человека, помогать другим людям и учиться принимать помощь. То, что принято называть духовностью.

Была сделана довольно странная экспертиза этой книги. Ее признали вредной для детей, только вот экспертиза основывалась не на оценке текста, а на интерпретации комментариев к ней. Сейчас, насколько я знаю, инцидент исчерпан, есть опровергающая экспертиза. Потрачены нервы, силы, но результат на лицо — новый тираж книги, внимание к ней специалистов и читателей. Не знаю, насколько это оправдано для автора, издателя, библиотекарей, которые то убирали книгу с полок, то ставили обратно. Но так живет литературный процесс.

В США есть ежегодная акция — Неделя запрещенных книг. Библиотеки и книжные магазины делают выставки из книг, которые были когда-то кем-то запрещены. Я бы проводила такое и у нас.
Познавательно узнать, что запрещали Колобка, Есенина, Достоевского, Бунина, Солженицына, Булгакова. Эта акция помогает смотреть на историю собственных заблуждений и ошибок спокойно.

Почему детская литература не может обходить тему телесности и сексуальных отношений

Тема сексуальности — телесности, определения того, что значит быть мужчиной или женщиной, какими могут быть близкие отношения — не может не подниматься в книгах для тех, кто сейчас растет и ищет ответы на эти вопросы. В любой хорошей подростковой книжке (особенно для младших подростков) она будет затрагиваться. Примерить на себя «чужую» роль, то есть поиграть в девочку или мальчика — это как раз постараться понять отличия. Узнать, как словами описывать новый опыт — это ровно то, зачем мы читаем.

Книги для подростков, в которых поднимается проблема сексуальности, посвящены бережному и внимательному отношению к ценности человеческих отношений, роли уважения, доверия, чувства собственного достоинства.
Странно отказываться обсуждать сложное и уж тем более кажущееся опасным с теми, кто ищет ответы на вопросы. Замалчивать, делать книжный мир выхолощенным и не обращенным к волнующим читателей проблемам — это отказываться от внимания таких читателей.

Если мы исходим из того, что чтение — это ресурс для развития критического мышления, рефлексии, то и в детской, и в подростковой литературе должны быть персонажи, поступки, отношение к которым вызывают споры, негативную оценку, разногласия в обществе. Без этого не научить мыслить, принимать решения. Именно для того, чтобы человек не использовал художественную литературу как рекомендацию к действию, надо стараться с юного возраста показать, что книжка — это приглашение размышлять, анализировать, не воспринимать героя как икону, а вступать с ним в диалог, спорить, понимать его ошибки.

Читать материал в источнике

Фото: mariana_, Unsplash


Персоны



Студенты предуниверсария МГПУ встретились с дочерью Героя Советского Союза


09 декабря, 2022 г.


7 декабря в Московском городском прошла встреча с Татьяной Еременко, дочерью Маршала Советского Союза Андрея Еременко, и президентом университета

Интервью Игоря Реморенко «Газете.Ru»


09 декабря, 2022 г.


Ректор МГПУ Игорь Реморенко рассказал «Газете.Ru», почему в педагогические вузы перестали идти ради бумажки о высшем образовании, что пугает молодых учителей в профессии и почему количество отчетов в школах вряд ли когда-то сильно уменьшится